Макс Фрай - страница 8


— Забавно вот что, — продолжал тем временем Чиффа. — Многие сегодняшние чародеи знакомы с азами Настоящей магии; при всем этом они изредка понимают, что конкретно делают. Вот, скажем, искусство Тёмного Пути вначале было первым из Макс Фрай - страница 8 огромного комплекса упражнений, равномерно подготавливающих новенького к путешествию через Хумгат, а сейчас считается совсем самодостаточным действием, причём чуть не венцом волшебного искусства. Большая часть чернокнижников, обученных практике Тёмного Пути, даже не подозревают Макс Фрай - страница 8, что таким макаром приобщились к Настоящей магии, в существование и тем паче в пользу которой приучены не веровать… Забавно, вправду. Кстати, а вас в ордене не учили ходить Тёмным Оковём? Я помотал головой.

— Увы Макс Фрай - страница 8, нет. Наш Величавый Магистр почему то считал, как будто постоянное внедрение Тёмного Пути наносит вред здоровью. Практически сразу со мной в орден поступил мальчишка, мой ровесник, который каким то Макс Фрай - страница 8 образом этому научился — ещё дома, я имею в виду. Кто то из взрослых показал, возможно; вобщем, я его не расспрашивал. Итак вот, я то задумывался, этого грамотея сейчас будут хвалить и ставить всем в Макс Фрай - страница 8 пример, он, нужно осознавать, и сам так задумывался, но когда все раскрылось, с ним проводили беседы, уговаривали не растрачивать время и силы на эту практику, ещё и принудили принести клятву Макс Фрай - страница 8, что не станет учить других. Я, фактически, почему запомнил эту историю — сам желал у него научиться, но из этого так ничего и не вышло, все таки серьёзная клятва, из числа тех, что захочешь — не нарушишь Макс Фрай - страница 8. Меня это, помню, взбесило: все отлично знали, что адепты многих других орденов могут прокладывать Тёмный Путь и ничего им не делается, не считая полезности и наслаждения. Вобщем, я увлёкся.

— Ничего Макс Фрай - страница 8, мне любопытно. Я же фактически ничего не знаю о том, как и чему учят людей в орденах. С наставниками для тебя, естественно, не очень подфартило; с другой стороны, ты бы все равно Макс Фрай - страница 8 нигде не получил подходящих познаний и соответственной подготовки. С того времени как Маба распустил орден Часов Попятного Бремени, а Хонна — орден Потаённой Травки, вообщем никого путевого не осталось.

— А орден Водяной Вороны? — осторожно Макс Фрай - страница 8 спросил я.

— А что орден Водяной Вороны? Лойсо, естественно, гений. И собрал вокруг себя практически только гениев. А толку то? Лойсо — баловень Сердца Мира, как все выпускники Высочайшей школы Холоми; вобщем, из этой Макс Фрай - страница 8 блестящей компании он — наилучший. Логично, что ему до Настоящей магии никакого дела не было, пока пару дюжин годов назад до него вдруг не дошло, что Сердечко Мира не вечно Макс Фрай - страница 8, а сам Мир — не единственное обитаемое место во Вселенной. Именно тогда Лойсо всполошился и начал всерьёз учить Настоящую магию, причём без помощи других, без наставника, а это усложняет дело, будь ты хоть дюжину раз Макс Фрай - страница 8 гений.

Я в первый раз слышал, чтоб кто то вот так просто, без ужаса, уважения и ненависти, а с симпатией и даже состраданием гласил о Величавом Магистре ордена Водяной Вороны, который был в Макс Фрай - страница 8 ту пору реальным ужасом для столичных чернокнижников, в точности как я сам для местных лавочников и трактирщиков. И это тоже было — не то чтоб умопомрачительно, но любопытно. Очень любопытно, с Макс Фрай - страница 8 чего бы оно так. Но расспрашивать я не стал.

— Я мог бы говорить для тебя об Настоящей магии день напролёт, — произнес Кеттариец. — Причём с наслаждением. Побеседовать я, как ты уже увидел, люблю. Но Макс Фрай - страница 8 это совсем глупо. Все, что для тебя необходимо знать, — у тебя есть значительные возможности к этому замечательному ремеслу. Подфартило, что здесь ещё скажешь. А все другое будешь узнавать по ходу дела. Хотя Макс Фрай - страница 8 сначала для тебя, может быть, покажется, что я уделяю очень не много внимания твоему обучению и очень много — текущей работе. В сути, конкретно так оно, вероятнее всего, и будет, но здесь уж Макс Фрай - страница 8 ничего не попишешь — такие времена.

— А что за работа? — спросил я.

— Не прикидывайся. Отлично ты знаешь, что у меня за работа. Охочусь за головами одних рехнувшихся чернокнижников по требованию других рехнувшихся Макс Фрай - страница 8 чернокнижников, на которых, хвала магистрам, в какой-то момент находится собственный заказчик, очередной рехнувшийся чернокнижник. Вобщем, вменяемые тоже попадаются. Но изредка. Их я стараюсь по способности сберегать.

Уж не знаю, что я ждал услышать Макс Фрай - страница 8. Но был разочарован.

— То есть вы вправду просто наёмный убийца? Я имею в виду, за этим больше ничего не стоит?

— Почему же не стоит, — ухмыльнулся он. — Ещё как стоит Макс Фрай - страница 8. И лежит. И висит, причём на волоске висит, по правде говоря.

— Не понимаю, — произнес я твёрдо.

— Да, я помню, ты не любишь не осознавать. И что мне с тобой, таким восхитительным, делать Макс Фрай - страница 8?

Кеттариец замолк и достаточно длительно о чем то размышлял. В конце концов опять заговорил:

— Я, если честно, не собирался с самого начааа перекладывать на твои плечи такую тяжесть. С другой стороны, почему Макс Фрай - страница 8 бы и нет. Плечи у тебя, хвала магистрам, прочные. В особенности сейчас. И вообщем, не факт, что эта ноша покажется для тебя тяжёлой. Все люди различные.

Он достал из кармашка курительную трубку и принялся набивать Макс Фрай - страница 8 её табаком. Но пауза, вопреки моим опасениям, была недолгой.

— Этот Мир, видишь ли, рушится, сэр Шурф. И вероятнее всего, вскорости упадет. Но маленькие шансы предупредить катастрофу пока есть… Кстати Макс Фрай - страница 8, вот что. Если ты не станешь притворяться, как будто думаешь, что я тебя обманываю, мы оба сэкономим массу времени и сил. Но если ты все таки очень не хочешь мне веровать, ни в чем для Макс Фрай - страница 8 себя не отказывай. Я переживу.

— Да нет, почему же. Я знаю, вы меня не обманываете, — произнес я, так как всем телом — сердечком, кожей, маковкой и позвоночником — ощутил его серьёзность и печаль. — И Макс Фрай - страница 8 навряд ли просто повторяете чужие слова.

— Ну уж — чужие слова! В настолько принципиальных делах я не верю никому. Только для себя. А конец Мира я лицезрел своими очами.

Сделав Макс Фрай - страница 8 настолько ошеломляющее признание, Чиффа принялся возиться с трубкой. Или табак у него и правда набрался влаги, или он просто давал мне время обработать информацию. Но я только и смог спросить:

— Как это может быть Макс Фрай - страница 8?

— А вот так. Прошёлся по Мосту Времени, полюбовался и возвратился домой, даже к обеду, помню, не запоздал. Ослепительное зрелище. Ничего более красивого, чем конец этого Мира, я в жизни собственной не Макс Фрай - страница 8 лицезрел. Но это тот редчайший случай, когда краса действия — недостаточно весомая причина, чтоб позволить ему случиться… Да, я понимаю, у тебя куча вопросов, один другого труднее. С твоего позволения, я пока не Макс Фрай - страница 8 стану на их отвечать, даже слушать их не стану. Принципиально вот что: будущее пластично. Прошедшее, вобщем, тоже, но к данной теме мы с тобой вернёмся когда нибудь позже. На данный момент нас Макс Фрай - страница 8 интересует будущее, и у меня есть одна не плохая новость: неизбежности не существует. Всегда есть величавое огромное количество вариантов. Я лицезрел более возможную, но не единственно вероятную картину. Потому пока имеет Макс Фрай - страница 8 смысл что то делать.

Мы оба замолкли. Кеттариец курил свою трубку, а я пробовал понять услышанное. На теоретическом уровне новость должна была меня ошеломить. Не огорчить, не напугать, а конкретно огорошить, перевоплотить в Макс Фрай - страница 8 безгласный, неподвижный столб, лишить на время возможности рассуждать, но этого не вышло. Я только отметил про себя, что мне на данный момент, по идее, положено испытать глубочайшее потрясение, а позже — придти в Макс Фрай - страница 8 себя и сообразить, что мне же сейчас, в случае чего, есть куда удрать. Я ведь уже был в Хумгате и наверное смогу оказаться там опять, если пригодится, избрать всякую красивую чужую Макс Фрай - страница 8 действительность и позволить ей захватить меня полностью, а означает, избежать всеобщей прискорбной участи — конкретно то, чего я всю жизнь желал! Здесь мне полагалось бы возликовать. Да и этого не случилось. Пришлось наслаждаться Макс Фрай - страница 8 составлением перечня чувств, подобающих в данной ситуации, сами они так меня и не посетили, хотя я радиво старался ощутить хоть что то, пока не сообразил, что это безнадёжное дело. Лучше уж пользоваться возможностью здраво Макс Фрай - страница 8 рассуждать, которая, хвала магистрам, в кои то веки была при мне.

— Вообще то, — в конце концов произнес я, — мы гласили всего только о вашей работе. При чем здесь будущая смерть Мира и пластичность Макс Фрай - страница 8 грядущего? Какая связь?

— Хороший вопрос. На него я как раз готов ответить. Мир наш, видишь ли, рушится совсем не поэтому, что ему уже пора заканчиваться. Не пора, я точно знаю. Он Макс Фрай - страница 8 у нас совершенно юный. Просто очень много народу занимается в ближайшее время так именуемой Тривиальной, другими словами классической угуландской мистикой — той, которой тебя и всех других учили с юношества, сначала дома, позже Макс Фрай - страница 8 в ордене. Все эти ваши фокусы совсем истощили Сердечко Мира. Источник силы, который принято считать неистощимым, по сути уже практически иссяк. Ещё мало — и привет. При всем этом, как ты Макс Фрай - страница 8 понимаешь, никто добровольно не откажется от способности колдовать в своё наслаждение. В скорый конец Мира не достаточно кто верует, а некие, вроде такого же Лойсо, даже очень веруют, но при всем этом дремлют и лицезреют Макс Фрай - страница 8, вроде бы его приблизить. Нуфлин Мони Мах из Семилистника — единственный Величавый Магистр, который не только лишь знает настоящее положение дел, да и страстно вожделеет предупредить катастрофу. Фактически, конкретно это они с Макс Фрай - страница 8 Королём и хотят сделать, когда одержат победу в войне с орденами: запретить Явную магию, пока не поздно. Другими словами им кажется, что ещё длительно не будет поздно, а я не спешу Макс Фрай - страница 8 их пугать. Это, если честно, тоже значительное безрассудство — вести войну, во время войны колдуют еще активней, чем в мирное время, и вреда от неё, соответственно, выходит больше, чем полезности. Потому я действую по Макс Фрай - страница 8 другому. Убиваю особо небезопасных магистров поодиночке, стараюсь застать врасплох, как правило это мне удаётся — в таких случаях обходится практически без ворожбы. Если честно, я бы предпочёл просто опустить всех на Макс Фрай - страница 8 корабли и выслать куда нибудь в Арварох, подальше от Сердца Мира, но это утопия. Несколько дюжин ловких охотников вроде меня могли бы давным давно покончить с этой порочной войной. Но нескольких дюжин нет Макс Фрай - страница 8, я один. Сейчас нас будет двое. Я очень на тебя рассчитываю.

— Вы хотят уничтожить всех столичных чернокнижников? — недоверчиво переспросил я. — Ну вот, а в городке молвят, что вы работаете только за очень огромные средства Макс Фрай - страница 8, безвозмездно палец о палец не ударите… Но на это уйдёт сильно много времени. Целое столетие, ну и то если убивать по несколько человек в денек, не давая для себя передышки Макс Фрай - страница 8.

— Ну, знаешь, я надеюсь, что всех убивать все таки не пригодится, — Чиффа пожал плечами. — Только самых могущественных и супротивных. А других и правда можно будет куда нибудь отослать, после того как Его Макс Фрай - страница 8 Величество и Нуфлин выиграют свою дурацкую войну, если, естественно, все не завершится ранее.

И пока я обдумывал услышанное, добавил:

— А безвозмездно я, конечно, работаю. Но, если честно, очень изредка. Как ты Макс Фрай - страница 8 понимаешь, к тому моменту, как человек начинает представлять собой реальную опасность, он успевает нажить величавое огромное количество противников и заслужить определённую репутацию, так что погибели ему хотят многие, а связываться нет охотников. И так Макс Фрай - страница 8 как я как раз большой охотник связываться, почему бы не брать за это средства с других заинтересованных лиц?

— Но для чего необходимы средства, если Мир скоро упадет?

Моё недоумение было совсем искренним. Существо Макс Фрай - страница 8, сидевшее передо мной, определённо не могло нуждаться в деньгах. Тем паче намедни конца Мира. Какие могут быть средства, что за абсурд?!

— А вдруг все таки не упадет? — ухмыльнулся Чиффа. — Вот Макс Фрай - страница 8 прикинь, Мир все таки уцелел, жизнь длится, все пляшут, а мы с тобой, прекрасные и великодушные, стоим среди этого праздничка с нагими задницами, как распоследние дурачины. Нет уж, пусть средства будут. Лежат Макс Фрай - страница 8 в сундуке, никого не трогают, и, если что, никто не принудит меня волочить их с собой в Хумгат. Какие препядствия?

Я пожал плечами. Если человеку нравится прикидываться скрягой — пусть его, хорошо. Знавал Макс Фрай - страница 8 я людей, которым доставляли наслаждение и куда более одичавшие проделки. К тому же у меня был один по настоящему серьёзный вопрос.

— Вы очень не желаете, чтоб Мир упал, я верно сообразил?

Он очень серьёзно Макс Фрай - страница 8 кивнул. Мол, ещё бы.

— Но почему? — спросил я. — По идее, вам должно быть все равно. Вам же не непременно пропадать совместно со всеми.

— Совершенно правильно, не непременно. Ну и что с того Макс Фрай - страница 8? Я, естественно, центр своей вселенной, но это не мешает мне осознавать, что не считая моей драгоценной задницы у вселенной есть ещё величавое огромное количество центров и других красивых вещей, которые не становятся Макс Фрай - страница 8 наименее красивыми только поэтому, что я могу без их обойтись.

Я, нужно сказать, значительно опешил. До этого я никогда не смотрел на жизнь с таковой точки зрения. Мысль, что какие то вещи Макс Фрай - страница 8 могут быть великолепны вне зависимости от того, необходимы они мне либо нет, казалась практически революционной.

— Этот Мир очень неплох, чтоб вот так взять и пропасть, — гласил меж тем Кеттариец. — Ты Макс Фрай - страница 8, к слову, пока вообщем не имеешь представления о предмете разговора. Небось, не считая Ехо и окружностей, ничего не лицезрел — ни пламенных небес над Красноватой пустыней Хмиро, ни кочевых садов Умпона, ни даже радуг Макс Фрай - страница 8 Муримаха, хотя уж он то совершенно рядом.

— Не лицезрел, — согласился я.

— Ну вот ещё одна весомая причина сохранить Мир: сэр Шурф Лонли Локли пока не соизволил оглядеть достопримечательности!

Сейчас Чиффа кривлялся, будто бы Макс Фрай - страница 8 мы дискутировали о сущих пустяках. И вдруг опять стал максимально серьёзным.

— Это ещё и принципный момент, — произнес он. — Существование само по себе — благо. Если есть хотя бы намёк на Макс Фрай - страница 8 возможность сохранить имеющееся, нужно испытать это сделать. Если б в небытии прятался некоторый высочайший, потаенный смысл, ничего бы и не было. Но все напротив: жизнь цепляется за всякий шанс осуществиться, все живое страстно вожделеет Макс Фрай - страница 8 продолжаться — во что бы то ни стало, хоть какой ценой. Я лицезрел, как уплотненная, ощутимая, жива действительность рождается из последнего сна умирающего, так как существовать всего несколько часов, пока живой создатель Макс Фрай - страница 8, — лучше, чем же не существовать совсем. Посодействовать ей, кстати, оказалось нетрудно, в таких случаях можно просто отыскать сновидца, исцелить его и продлить его деньки; мой учитель сделал это, а я ему чуть-чуть посодействовал Макс Фрай - страница 8, — и знал бы ты, как ликовала та земля! Ни одно известное мне удовольствие не сравнится с пребыванием в ликующей действительности; вобщем, длительно это выдержать нереально, мы чуть ноги унесли… А Макс Фрай - страница 8 наш Мир очень не желает рушиться, сэр Шурф, — в точности как ты сам не желал дохнуть, помнишь? Я всегда ощущаю его ужас и смутную надежду, ни дать ни взять нездоровой, от которого отказались все Макс Фрай - страница 8 столичные знахари, но родственники уже везут из глухой деревни дряблую лесную ведьму, она готова испытать, хотя твёрдо ничего не обещает. Считай, я что то вроде этой старухи — не самый мудрейший, не Макс Фрай - страница 8 самый опытный, не самый могущественный чернокнижник этого Мира, но все таки кое что смыслю и, самое главное, готов испытать… Слушай, по моему, я тебя совершенно заболтал. Для тебя нужно отдохнуть.

Я Макс Фрай - страница 8 не стал возражать. На меня вдруг навалилась вялость настолько страшная, что даже дискуссии о будущем конце Мира стали казаться всего только обидным поводом растянуть и без того долгую беседу до нескончаемой.

— Комната для гостей Макс Фрай - страница 8 на втором этаже, можешь прихватить с собой вот этот кувшин с камрой и блюдо с пирогом, я не пропаду, добуду ещё что нибудь.

— Спасибо, ничего не надо, — произнес я. — Лягу Макс Фрай - страница 8 спать прямо на данный момент, не откладывая. Утомился. К тому же…

— Конечно, ты должен убедиться, что мёртвые магистры тебя не выяснят. Только после чего ты сможешь в конце концов расслабиться и Макс Фрай - страница 8 всласть щебетать со мной о всяких милых пустяках вроде конца света. Я то за тебя спокоен, твоё сердечко, мысли и сны сейчас пахнут совсем по другому. Но не достаточно ли что я говорю, мои слова Макс Фрай - страница 8 — это всего только слова.

Естественно, он был прав.

Заместо кошмаров мне приснилось море, которого я ещё никогда не лицезрел наяву. С того времени море снилось мне очень нередко, и одно это, нужно Макс Фрай - страница 8 сказать, могло бы стать мне величавым утешением, если б я нуждался в утешениях.

Но я, естественно, не нуждался. Одно из огромного количества безусловных преимуществ моей — тогда новейшей, а сейчас уже Макс Фрай - страница 8 практически завершившей своё существование — личности заключается в том, что утешениями её не проймёшь. И вообщем практически ничем.

Когда я пробудился и принялся вспоминать вчерашний разговор, новость о будущем конце Мира по прежнему Макс Фрай - страница 8 казалась мне скорей очень увлекательной, чем катастрофической. Я лежал и задумывался, что желал бы сам перейти Мост Времени и узреть, как это будет, а если все таки Мир уцелеет, тем паче нужно Макс Фрай - страница 8 пойти и узреть его конец. Чиффа гласил, что ужасней прогулки по Мосту Времени ничего быть не может, и это тоже очень, очень любопытно. Сейчас моя жажда нового опыта и познаний была похожа на Макс Фрай - страница 8 телесный голод. Вытерпеть можно практически нескончаемо длительно, не вопрос, но всякий кусочек в чужой тарелке кажется максимально соблазнительным, хоть и знаешь, что он тебя не насытит.

Я сообразил, что это очень четкое сопоставление Макс Фрай - страница 8, и здесь же ощутил, что желаю его записать. Пристально осмотрелся, но письменных устройств в спальне не нашёл. Потому оделся и отправился вниз в надежде, что владелец дома окажется на месте и Макс Фрай - страница 8 поможет мне решить эту делему.

Чиффу я повстречал на пороге гостиной. Он выслушал мою просьбу и пришёл в экстаз.

— Проспать практически трое суток, а проснувшись, здесь же востребовать письменные принадлежности — это Макс Фрай - страница 8 да, хороший ход! Спасибо, сэр Шурф, ты сделал мою жизнь куда более увлекательной и интересной, хотя мне и до этого было не на что сетовать. Неуж-то сны собираешься записывать? Эк тебя проняло Макс Фрай - страница 8!

— Нет, — ответил я, — не сны. Уже после пробуждения в голову пришло одно очень четкое сопоставление. Если честно, не думаю, что оно мне в последнее время понадобится для дела, потому позволять ему Макс Фрай - страница 8 всегда вертеться в голове я не желаю. С другой стороны, забывать настолько удачную формулировку было бы расточительством. Записать — лучший выход.

— Тебе виднее, — внезапно серьёзно согласился Чиффа. — Только видишь, какое дело, самопишущих табличек у меня Макс Фрай - страница 8 в доме нет. Издавна не были необходимы, я и не брал. Зато один компаньон оставил где то здесь свою тетрадь. И забирать, как я понимаю, не собирается, практически год уже прошёл, была Макс Фрай - страница 8 бы нужна, издавна бы вспомнил… Где то я её не так давно лицезрел. Ага, вот.

Тетрадь в полосатом матерчатом переплёте он извлёк из под кресла, вкупе с немытой кружкой и Макс Фрай - страница 8 красноватым тряпичным лисом, такие игрушки мастерят своим детям крестьяне. Я опешил, но произнес для себя, что от кавардака в доме, возможно, тоже можно получать особенного рода наслаждение, просто я пока не способен это осознать Макс Фрай - страница 8.

Несколько страничек тетради были исписаны цифрами. Возможно, предшествующий обладатель заносил в неё свои расходы либо, напротив, подсчитывал прибыль; в любом случае речь, судя по всему, шла об очень маленьких суммах — если Макс Фрай - страница 8, естественно, я верно объяснил смысл записей. К счастью, незапятнанных страничек было предостаточно, к тому же нашелся карандаш, вложенный в тетрадь заместо закладки. Я никогда до этого не писал на бумаге, но не Макс Фрай - страница 8 раз на ней отрисовывал — в ранешном детстве, пока не выучился раскрашивать взором стенки, после этого картинки в тетрадях были, естественно, позабыты. Ну, по последней мере, я малость умел обращаться с Макс Фрай - страница 8 бумагой и карандашом, это облегчило мне задачку. Почерк мой сначала был ужасен, писал я очень медлительно, но дело все таки шло. А записав в конце концов свои давешние умозаключения, я испытал облегчение, которое Макс Фрай - страница 8 сродни счастью.

— Забирай тетрадь для себя, — произнес Чиффа. — Ты, как я погляжу, найдёшь ей применение.

Я не стал отрешаться от подарка. Фактически, я с самого начала рассчитывал, что тетрадь мне дали навечно, а Макс Фрай - страница 8 не одолжили на время. Использовать для записей чужую собственность было бы достаточно несуразно.

— Что сейчас? — спросил я, пряча тетрадь в кармашек.

— Теперь я налью для тебя камры. И скажу, что денек сегодня на Макс Фрай - страница 8 удивление неплох. Солнечный свет льётся через свинцовые тучи, смешиваясь с тёплым дождём, а над Хуроном — радуга в три дуги. А другие анонсы пересказывать лень, ну и какое для тебя дело, скажем Макс Фрай - страница 8, до катастрофической смерти Анниты Вьенки, старшего магистра ордена Лающей Рыбы? И прибытие в речной порт 4 купеческих кораблей из Шиншийского халифата навряд ли тебя заинтригует. И до рождения первенца в семье юного ректора Макс Фрай - страница 8 Царской высочайшей школы для тебя дела нет, я верно понимаю?

— Я имею в виду, что мне сейчас следует делать? — спросил я, принимая из его рук кружку. — С чего начинать?

— Сейчас расскажу Макс Фрай - страница 8. Только сначала растолкуй мне, пожалуйста, вот что. Ты в ордене Ледяной Руки просто так, сдуру накуролесил? Либо с потаенным умыслом?

— С умыслом, естественно. Мне нужна была рука, чтоб сделать Перчатку Погибели. И Макс Фрай - страница 8 я её добыл. Фактически, целых две руки, но одна не из кристалла, рядовая людская рука, в стычке откусил. Взял на всякий случай.

— И верно сделал, что взял. Отличные трофеи, ничего не Макс Фрай - страница 8 скажешь. Почему ты их тогда бросил в разрушенном доме, отлично понимаю. Но сейчас, когда опасность миновала, необходимо довести дело до конца.

Такового поворота я, признаться, не ждал.

— Вы имеете в виду Перчатки Погибели? Если Макс Фрай - страница 8 честно, даже не знаю, с какого конца за это браться. Тогда то я наперёд не загадывал. Задумывался, вдруг озарит, как рука окажется у меня. Со мной в те деньки нередко так бывало: вдруг Макс Фрай - страница 8, ни с того ни с этого, начинал делать вещи, о которых до этого грезить не смел либо вообщем не знал, что такое может быть. А если не озарит, найду кого нибудь, кто Макс Фрай - страница 8 умеет, договорюсь либо заставлю — по происшествиям.

— Да уж, желал бы я поглядеть, как ты «заставишь», — ухмыльнулся Чиффа. — Я знаю троих, кто наверное умеет делать такие штуки. Ни с одним Макс Фрай - страница 8 из их я сам не рискнул бы ссориться. И для тебя не советую. А покладистого мастера ты не найдёшь, можешь и не стараться. Придётся все делать самому.

Я, в общем, осознавал, что он Макс Фрай - страница 8 прав. Но интереса в связи с этим не испытывал. Перчатки Погибели требовались Безрассудному Рыбнику, а я мог отлично обойтись без этого орудия. Я больше не жаждал быть самым суровым чернокнижником Мира. И Макс Фрай - страница 8, если уж на то пошло, осознавал, что Перчаток для этого, мягко говоря, недостаточно. Потому я на всякий случай спросил:

— Это непременно?

— Конечно непременно. Во первых, всякое начатое дело следует доводить до конца Макс Фрай - страница 8, даже если речь идёт о сущих пустяках. А твой случай — совершенно не пустяк. Сам задумайся: во первых, ради Перчаток Погибели ты отнял две прекрасные жизни. По последней мере, за высочайшее качество какой Макс Фрай - страница 8-то из них могу поручиться, я мало знал Кибу Аццаха, он был очень могущественный человек, один из наилучших в своём ордене. Логично, что он смог достать до тебя с того света! И его сотрудник Макс Фрай - страница 8, судя по всему, юноша не промах, хоть и разорвал ты его на лоскутки — ну, с кем не бывает… Во вторых, ты сам влип из за этих порочных рук, как никогда Макс Фрай - страница 8 до этого не влипал. В третьих, конкретно благодаря тому, что ты влип, мы с тобой познакомились, и все, что с тобой случилось позже, началось конкретно с твоего дурного, непродуманного желания заполучить Перчатки Макс Фрай - страница 8 Погибели. Столько принципиальных событий завязано на этих порочных Перчатках, а ты ещё раздумываешь, имеет ли смысл о их заботиться. Итак вот, поверь, имеет. Нет у тебя на данный момент более принципиального дела. Считай Макс Фрай - страница 8, вопрос жизни и погибели. То же самое он гласил о дыхании, перед тем как выслать меня в Хумгат. И как показала практика, ни капли не преумножал. Я сообразил, что возни с Перчатками не Макс Фрай - страница 8 избежать. С другой стороны, не все ли равно, чем заниматься? То то и оно.

— В общем, так, сэр Шурф. Это и есть моё 1-ое поручение: ты должен смастерить для себя Перчатки Макс Фрай - страница 8 Погибели. Не считая всего, ты уж не обижайся, но полезности от тебя без их будет не очень много. Мне нужен равноправный партнёр, а не плохое орудие компенсирует для тебя отсутствие опыта. Фактически Макс Фрай - страница 8, я желаю очень облегчить жизнь нам обоим. И совсем уверен, ты справишься, если захочешь. Хотя на данный момент для тебя, наверняка, кажется, как будто я требую неосуществимого.

— Совершить неосуществимое, — произнес я, — не такая Макс Фрай - страница 8 уж величавая неувязка, если знаешь, с чего начать. Но я пока не знаю.

— Ну, не неудача. Посиди, задумайся, допей камру. Хочешь, набью для тебя трубку?

— Пожалуй.

— Отлично. С меня трубка Макс Фрай - страница 8, с тебя — план действий. Я в тебя верю, сэр Шурф.

Строго говоря, самый обычный план действий у меня уже был, так что выдумывать ещё один казалось мне напрасным усилием. Я просто Макс Фрай - страница 8 пользовался наступившей паузой, чтоб перевести дух. Находиться в обществе Чиффы было любопытно, но очень мучительно. Я не знал, почему так происходит, и даже не пробовал пока отыскать разъяснение, но совсем не удивлялся, что Макс Фрай - страница 8 после давешней беседы с ним проспал трое суток. А после этой, возможно, усну на год — если и далее так пойдёт.

Выкурив трубку приблизительно наполовину, я произнес:

— Руки, естественно, нужно бы забрать из под развалин Макс Фрай - страница 8 и перепрятать. Это — сперва. А далее вот что. Думаю, сейчас я опять смогу читать; я имею в виду, не просто читать, да и осознавать прочитанное. Этим и займусь. Я совсем Макс Фрай - страница 8 уверен, что есть книжки либо рукописи, в каких тщательно описано изготовка Перчаток Погибели.

— Почему ты так уверен?

Необычное дело, но Чиффа смотрелся заинтересованным и даже возбуждённым. Я то задумывался, он и слушать Макс Фрай - страница 8 не захотит о моем намерении зарыться в книжки.

— Это относительно древнее искусство, как и многие другие ритуалы ордена Ледяной Руки. А колдуны древности, как я успел убедиться, пеклись о продолжении традиции Макс Фрай - страница 8 больше, чем о сохранении потаенны. Я желаю сказать, они предпочитали кропотливо все записывать, вербуя, таким макаром, будущих учеников посреди ещё нерожденных поколений. Время от времени, если речь идёт о самых величавых тайнах, аннотация Макс Фрай - страница 8 может быть разбита на несколько частей, которые вставляются в различные книжки — скажем, под видом комментариев. Собрав вкупе как можно больше книжек, сделанных в одной книгопечатне приблизительно в одно время, и сопоставив Макс Фрай - страница 8 некие их куски, можно совершить изумительные открытия — при условии, что у вас есть свободное время и вдохновение для схожих игр. Я очень обожал так веселиться, в особенности в детстве, до поступления в Макс Фрай - страница 8 орден. Да и позже привычка копаться в старых текстах и приобретённая сноровка не раз меня выручали.

— Очень любопытно, — от всей души произнес Чиффа. — Не знал, что все так лихо завернуто. У меня то как Макс Фрай - страница 8 раз совершенно нет опыта работы с письменными источниками. Продолжай, пожалуйста.

— Для начала, — произнес я, — мне, наверняка, следует отправиться домой и порыться в отцовской библиотеке. Она не очень хороша, но для начала, чтоб Макс Фрай - страница 8 освежить некие познания, подойдёт. По последней мере, там я смогу тихо работать и размышлять, не отвлекаясь на постоянные драки с сторожами. Это очень принципиально. Фактически, мне только и необходимо — вычислить по неким Макс Фрай - страница 8 признакам, к какой эре относятся нужные мне сведения и в каких источниках их следует находить. Позже придётся собрать подробную информацию об орденских библиотеках, узнать, где хранятся нужные мне книжки. Это Макс Фрай - страница 8 тяжело, но полностью может быть. Последующий шаг — я должен буду совершить несколько неожиданных визитов в различные книгохранилища и уйти оттуда живым и с добычей. Это, естественно, работа для Сумасшедшего Рыбника, да и я Макс Фрай - страница 8 как нибудь справлюсь. Навряд ли я утратил прежние способности и возможности совместно с безумием. Верно?

— Правильно. Думаю, в скором времени ты обнаружишь, что не только лишь ничего не утратил, да и сильно много Макс Фрай - страница 8 приобрёл. До этого ты был неуправляемой стихией, а сейчас ты — тот, кто способен взнуздать стихию. Фактически Мёртвый Бог Арвароха. Только живой, — Чиффа подмигнул мне, отобрал издавна уже погасшую трубку и Макс Фрай - страница 8 принялся кропотливо её чистить.

— Не думаю, что я вправду хоть чем то похож на Мёртвого Бога, который, вероятнее всего, является плодом воображения несведущих дикарей, — сделал возражение я. — Но если мне получится разжиться Макс Фрай - страница 8 инструкциями, я, вероятнее всего, смогу сделать Перчатки Погибели. Навряд ли это сложнее, чем расшевелить мёртвого.

— Ничего более нудного и мучительного, чем ритуал воскрешения покойника, не существует, — согласился Чиффа. — Погоди ка. Хочешь сказать Макс Фрай - страница 8, ты это умеешь? Ну ничего для себя. Я, естественно, подозревал, что ты не так прост, как кажется, но не так же!

— Умею, да. Фактически, я почему вспомнил: этому обряду я научился, собирая Макс Фрай - страница 8 частицы инфы из различных книжек, конкретно так, как что говорил. И все у меня отлично вышло — если не принимать во внимание тот факт, что я рассчитывал возвратить мертвецов к истинной жизни, а Макс Фрай - страница 8 получил просто трупы, способные шевелиться и издавать звуки. Для меня это была трагедия. Но обряд я вернул и воспроизвёл верно, на данный момент только это и принципиально.

— Да уж, — вздохнул Чиффа. — А ты Макс Фрай - страница 8 небось желал одолеть погибель? Прекрасно тебя понимаю. Все мы через это проходим. Очень принципиальный, на мой взор, шаг развития. Непобедимый противник — лучшая мотивация для нескончаемого самосовершенствования. А погибель и есть самый непобедимый Макс Фрай - страница 8 противник.

— Строго говоря, этот противник имеется у каждого живого человека, — увидел я. — Не нужно представлять собой нечто исключительное, чтоб понять свою смертность. И полностью естественно для человека испытывать по этому поводу, выскажемся Макс Фрай - страница 8 так, некое недовольство.

— Зато нужно представлять собой нечто исключительное, чтоб противостоять погибели. Не страшиться её, не печалиться, размышляя о неизбежности, не испытывать по этому поводу некое недовольство, как ты остроумно увидел, а Макс Фрай - страница 8 инициативно ей противоборствовать. Это очень принципиальный опыт, сэр Шурф. Даже поражение в таковой битве стоит нескольких дюжин побед. В этом случае принципиально, что битва имела место. Этого довольно.

— Спасибо, — произнес я. — До сего времени Макс Фрай - страница 8 я смотрел на это дело по другому. Задумывался, здесь нечем гордиться — принял хотимое за действительное, издержал пару лет на погоню за глупым и никчемным познанием, наломал дров, ещё и Макс Фрай - страница 8 лиса убил, дурачина.

— Какого лиса?

— Обыкновенного серебристого лиса, вашего тёзку. Он жил со мной с юношества, был совершенно ручной, точнее, не ручной, а реальный друг, отлично осознавал Безгласную Речь… Непринципиально. Я его убил Макс Фрай - страница 8, чтоб воскресить, просто больше никого не оказалось под рукою, и в любом случае я был уверен, что это кратковременно. А позже оказалось, что жизни в этом вяло движущемся трупе не больше, чем в обгоревшем Макс Фрай - страница 8 полене. Если честно, меня это подкосило.

— Понимаю, — кивнул Чиффа. — Здесь, естественно, ничего не попишешь, что изготовлено, то изготовлено. Но сейчас ты просто должен одолеть погибель. Не «можешь», а конкретно Макс Фрай - страница 8 должен.

Я адресовал ему вопросительный взор. Мол, в принципе, никаких возражений, но причинно следственной связи не улавливаю.

— Вопрос цены, — он пожал плечами. — Всего только вопрос цены. Когда оплачиваешь своё роль в битве Макс Фрай - страница 8 чужими жизнями, победа становится твоим долгом. Священной обязанностью. Это сродни базовому правилу охотников; просто так жизнь не отымают. Если убил зверька, съешь его мясо, сшей одежку из шкуры либо продай добычу тому, кто в ней Макс Фрай - страница 8 нуждается, — это нормально. Но уничтожить живое существо и выкинуть труп в болото, не использовав мясо и шкуру по предназначению, — грех против самой жизни; в какой-то момент она с Макс Фрай - страница 8 тобой поквитается. Это понятно?

— Пожалуй.

— Очень отлично. Сейчас смотри: ты убил лиса ради дела, которое расценивал как важную часть собственной битвы со гибелью. Верно? Если после чего ты просто помрёшь как дурачина Макс Фрай - страница 8 — в трактирной ли стычке, в царской кутузке либо двести лет спустя в своей стариковской постели, — я желаю сказать, если твоя битва со гибелью будет проиграна, считай, что ты выкинул труп собственного компаньона в болото Макс Фрай - страница 8. Зато если ты каким то, даже мне пока непонятным образом победишь погибель, бессмертие станет вашим общим достоянием. Я не обещаю, что в один красивый денек этот лис выскочит из кустов и заберётся Макс Фрай - страница 8 к для тебя на колени, да и так может случиться, так как с человеком, выигравшим главную битву собственной жизни, может случиться вообщем все что угодно.

Никогда до этого я не Макс Фрай - страница 8 задумывался, что можно стать счастливым только поэтому, что какой то человек произносит вслух некие слова, складывая их в определённом порядке. Оказалось, бывает и так. Я слушал Кеттарийца и не рыдал от счастья только поэтому Макс Фрай - страница 8, что ни тогда, ни до этого, ни позже, вообщем никогда не был человеком, способным зарыдать от счастья. Но только потому.

— Та же самая история с этими порочными Перчатками, — вдумчиво добавил Чиффа Макс Фрай - страница 8. — Отнял ради их две жизни — всё, будь добр, в лепёшку расшибись, но Перчатки сделай и применяй. Кстати, ещё и потому я не могу допустить, чтоб Мир упал. Такое количество народу ради этого перебил — я Макс Фрай - страница 8 и чисел то таких не знаю. Мои обязательства, как видишь, куда серьёзнее, чем твои.


makarevskaya-pustin-urochishe-makarevskaya-pustin.html
makaroni-zapechennie-s-sirom.html
makaronnik-s-myasom-i-gribnim-sousom.html