Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов

– Ну, ты даешь, Петро, выглядишь, как янки во вьетнамских тропических зарослях, – смеюсь над боевым видом старшего техника роты.

Чернега схватил:

– Давай намотаем Петрухе на… метров 5 пулеметной ленты, тогда воще – герой Вьетнама.

Но далее Слободова «развести» не вышло, подбежавший Иван, скомандовал:

– В машину!

Расположившись в кузове «газончика», мы двинулись мимо Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов груды самолетного лома в сторону КДП. Выскочив на одну из рулежных дорожек, помчались повдоль стоянки самолетов афганской авиакомпании «Ариана». Вертолетная стоянка кипела: техники заканчивали заправку топливом, боеприпасами. Выпрыгнув из кузова на асфальт, гурьбой пошли к экипажам. Боевые Ми-24 стояли в ряд и своим устрашающим видом вызывали откровенное почтение – кассеты Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов с «нурсами» делали их плотоядными, небезопасными. Из открытых бортов вертолетов торчали стволы пулеметов со оснащенными в контейнерах лентами. «Восьмерки», стоявшие несколько далее, еще заправлялись, но процесс, возможно, шел к окончанию. В стороне стояли экипажи, говорили, курили, общались.

– Командир разведывательной роты дивизии, гвардии старший лейтенант Комар, – представился Иван экипажу «восьмерки».

Обменявшись рукопожатием Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов, мы познакомились с экипажами других вертолетов, которые готовились к вылету. Вертолетчики были веселы, энергичны, покуривая, мы разговорились в ожидании команды. Выяснилось, что определенной задачки никто не знает.

– Мне приказано, – пожал плечами командир вертолетчиков, – подъедет начальство, уточнит. Через пятнадцать минут мы будем готовы.

– Мы с тобой на «восьмерке Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов», Валер, на ней командир звена, – наклонившись ко мне, уточнил Иван.

– Сообразил, Вань. Мне сейчас, что калым, что Колыма – все едино.

Хохотнули. Какая нам разница, на чем лететь? Ситуация воспринимала таковой оборот, что действия развивались непредсказуемым и никому неизвестным образом.

На большой скорости к стоянке подлетел «Мерседес» темного цвета, из которого вышел Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов человек высочайшего роста в форме советника и направился к нам.

– Товарищи офицеры, – на всякий случай скомандовал командир вертолетчиков.

– Здрасти, товарищи офицеры!

– Здравия хотим!

Товарищ в форме советника представился генералом оперативной группы Министерства обороны.

Без особенных церемоний он довел, что ему доверено командованием ввести нас в оперативную обстановку Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов и поставить задачку на деяния по угнетению бунта в Кабуле. После этого уточнил:

– В Кабуле серьезнейшая обстановка, товарищи. Мятежники окружили русское посольство, строят завалы и готовятся к штурму. Вокруг посольства баррикады с десятками и даже сотками вооруженных людей, которые ведут бой с наземными войсками. Применить по ним тяжелое вооружение мы не можем Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов – будут бессчетные жертвы посреди мирного населения. Вертолетам также нельзя работать бортовым орудием, что, разумеется, тоже понятно. Ваша задачка: автоматно-пулеметным огнем с бортов вертолетов нанести поражение мятежному отребью на баррикадах. Патронов не жалеть, боеприпасы подвезут. Вопросы?

– Ведут ли бои с мятежниками афганские подразделения, товарищ генерал? – спросил Комар Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов.

– Ведут, товарищи. Наши войска тоже вступили в бой. На данный момент основная задачка – деблокировать посольство. На технике к нему не пробиться – мешают завалы, баррикады, сейчас все находится в зависимости от вас.

– Понятно, товарищ генерал.

– Фортуны вам, ребята! По местам!

– Спасибо.

Мы с Иваном подбежали к «восьмерке» командира звена. Ранец Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов с боеприпасами, водой и продовольствием я кинул за топливный бак, выкрашенный желтоватой краской. Пока «вертушка» «раскручивала» винты, я огляделся, зацепился поясом безопасности, чтоб не выпасть из вертолета. Проверил многокалиберный пулемет с колиматорным прицелом, пришвартованный к полу вертолета, наложил на приемник ленту, оснащенную трассирующими и бронебойно-зажигательными патронами, закрыл крышку Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов ствольной коробки. Устроившись за пулеметом, отыскал упоры для ног и, проверив устойчивость тела в положении для стрельбы, несколькими тренировочными движениями стволом по кругу, на лево, на право, ввысь, вниз, изготовился к стрельбе. Все равно, что-то не так. Двинулся на лево, чтоб угол зрения прирастить вперед – в перспективу Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов. Кажется, в порядке. Иван, открыв блистер правого борта, также приноравливался с автоматом к ведению огня с вертолета.

– Иван, как?

– В порядке, Валер!

– Ну, бля, я такового еще не испытывал!

– Или еще будет, Вань!

Несущий винт головного редуктора с легким свистом набирал обороты, вращаясь все быстрей и быстрей. Лопасти крутившегося Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов винта заложили уши звонко-свистящим, переходящим в хлопанье, звуком. Наша пара Ми-8 катилась по «бетонке», выруливая на взлетную полосу. Дальше, километрах в 7 восточней аэродрома, на фоне кучевых туч проецировалась Темная гора.

В синем мареве керосиновой гари, я лицезрел рулившего за нами ведомого и, «крадущихся» следом «двадцать четвертых», плотоядно ощетинившихся навесным оборудованием Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов неуправляемых реактивных снарядов. Развернувшись на заснеженный Пагман, приготовились к взлету: контрольный подъем, спуск, маленький разбег и «восьмерочка», оторвавшись от «бетонки», пошла в набор высоты.

В открытой двери вертолета замелькали пестрые квадратики окраин Кабула, кучки запятанных, махавших руками бачат. Сеточка городских кварталов становилась мельче – вертолет забирался все выше Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов и выше, утопая в смоге отработанных газов, товаров горения, охвативших утренний Кабул …

Удерживающий от выпадения с борта вертолета пояс безопасности, фиксировал положение тела относительно пулемета и не позволял высунуться в дверь, чтоб остудиться воздушным потоком. «Схватывая» по курсу полета условные цели пулеметным стволом, я задерживал их в кругах колиматорного прицела, потом Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов, переводил точку прицеливания на другой, 3-ий объект, приспосабливаясь к более комфортной позиции для ведения огня.

Мы вышли к центру Кабула, куда по замощенным улочкам устремились танки, «бэтээры», толпы людей – противник либо мирные люди, идущие в дуканы либо рынки столицы? Реагирую на перекошенное лицо борттехника с поднятой рукою – внимание!

Открывшаяся панорама Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов огромного количества завалов, баррикад, перегородившей улицы техники, рассредоточила внимание по выбору цели. Мне даже показалось, что люди на одном из завалов нам машут руками, но эта иллюзия в оценке ситуации оказалось ошибкой, чуть не погубившей нас – снизу велся прицельный огнь.

Боевым разворотом на левый борт вертолет Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов «сваливается» на кварталы заваленного мусором городка. Улица с массами стреляющих по нам людей неслась на меня с бешенной скоростью. Совмещаю круги прицела с вооруженной массой на наиблежайшей из баррикад и нажимаю спуск пулемета. Длинноватая очередь зеленых трассеров сметает мятежников первых рядов, опрокидывая их наземь. Оставшаяся шайка оцепеневших боевиков не успевает реагировать Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов на пламенный смерч и кучу кровавых трупов – по ней из автомата «прошелся» Иван. В массе мятежного сброда свинцовый огнь «пробил» «коридор» на ширину заваленной конструкциями и труппами улицы. Переношу огнь в глубину дворов и кварталов, отсекая вооруженных людей от трущоб и узеньких переулков, откуда стреляют мятежники. Веду Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов стволом повдоль потрепанных домов, всаживая очередь за очередью в рассеявшиеся кучки вооруженных людей. Не нравится? Экипажи «двадцать четвертых», летевшие за нами, завершают атаку шквалом огня – Чернега с Петрухой лупили наповал.

С глубочайшим наклоном уходим в набор высоты, вызывая перегрузку, швырнувшей тело вспять. Подтянувшись к пулемету, ловлю кругами прицела остатки где-то не Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов успевшей схлынуть в подъезды толпы. С высоты 100 метров отлично видна вооруженная орда, бегущая в узенькие проходы меж оградой, домами и арками, где их находят пули раскаленного стрельбой пулемета.

Нулевая перегрузка, выравнивая тело, плотно придавливает его к закрепленному на растяжках пулемету. С выходом на боевой курс длинноватой очередью опрокидываю всех Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов, кто не успел шмыгнуть и скрыться за фасадами домов и оград невообразимых конфигураций. Из открытой двери вертолета отлично видны вооруженные люди.

Кое-где там понизу посольство Русского Союза, которое нужно было деблокировать, но разобраться в калейдоскопе мелькавших за бортом вертолета кварталов не представлялось вероятным. От резвого полета Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов над плоскими крышами домов рябило в очах. «Схватываю» панораму улиц центра столицы, перекрытых десятком баррикад – набор высоты по кругу и перед очами новый завал через улицу, где выше 100 вооруженных людей ведут бой с наземной группировкой войск. «Сваливаемся» в атаку и несемся повдоль заблокированной улицы. Мятежная орда не успевает Махнув рукой разведчикам, я побежал к «грибку» дневального, где курили Чернега и Слободов схлынуть в кварталы домов – разметаю пулеметной трассой с десяток, другой человек – другие распластались на асфальте.


makroskopicheskoe-stroenie.html
makrovirusi-doklad.html
maks-fraj-stranica-14.html